Приветствую Вас Читатель | RSS

LAB for madrichim

Четверг, 2018-12-13, 10:37 AM
Главная » Статьи » Тематические материалы » Город, место, путешествие

91. Детали города/1/

www.art-methods.coach, www.facebook.com/artmethods.coach, www.beit-midrash.com, www.web4small.com

Угадать мысли мастера.

КРОВАТЬ.
Известно, что, когда Люблинский рабби гостил в чужом доме и ложился не в свою постель, ему не спалось. Однажды, когда рабби Йосл из Остилы услышал, что цадик скоро приедет в его город, он позвал столяра, человека весьма благочестивого, и велел ему изготовить кровать из лучшей древесины. Столяр сходил в ритуальную баню и целиком сосредоточился на работе. Кровать получилась отменной. Когда же Люблинский рабби по просьбе рабби Йосла остановился в его доме, хозяин отвел его в спальню, где стояла кровать, покрытая мягкими перинами и теплыми одеялами. Но вскоре рабби Йосл с чувством горечи заметил, что цадик вздыхает на постели, ворочается и не может уснуть. Он смутился и решился предложить рабби свою кровать. Люблинский рабби лег на новое место, закрыл глаза и уснул. На следующий день рабби Йосл осмелился спросить цадика, что плохого нашел он в кровати, сделанной богобоязненным столяром с таким мастерством и усердием. Цадик сказал: «Человек он хороший, и работа его превосходна. Но делал он ее в Девять дней* скорби по разрушенному Храму, а так как он благочестив, то непрестанно оплакивал Храм, и скорбь эта пропитала и его изделие. Поэтому всякий, кто лежит на ней, терзается и не может уснуть».

МОЛИТВА ЖЕНЫ
Эта молитва дошла до нас от Перл, жены Бердичевского рабби. Когда она месила тесто и пекла хлебы на субботу, то обычно молилась так: «Владыка мира, прошу Тебя, помоги мне: пусть, когда муж мой, Леви Ицхак, будет произносить в субботу благословение над этими хлебами, пусть он подумает о том же, о чем думала я, когда замешивала и пекла их».

СТРАХ БОЖИЙ
Однажды Зуся такими словами молился Богу: «Господи, люблю Тебя очень сильно, но я недостаточно страшусь Тебя! Господи, я люблю Тебя очень сильно, но я недостаточно страшусь Тебя! Позволь мне стоять пред Тобой в страхе, подобно Твоим ангелам, которые трепещут от Твоего грозного Имени», Бог услышал его молитву, и Имя Его вошло в тайники сердца Зуси, как это свойственно одним лишь ангелам. Но после этого Зуся, словно маленькая собачонка, сразу забился под кровать затрясся там от страха. Еле выговаривая слова, он произнес: Господи, позволь мне снова возлюбить Тебя, как любил Тебя Зуся!» И Бог снова услышал его.

КОЛЕСА

КОЛЕСО
Рабби Исраэль из Ружина был ложно обвинен и посажен в тюрьму. Сидя там, он рассказывал: «Однажды Небеса открыли рабби Зусе, чтобы он ехал в деревню неподалеку от Анаполя и наставил там на истинный путь одного мытаря. Рабби немедленно собрался и поехал. Он встретил этого человека, который к тому же торговал водкой. Зуся стал просить, чтобы они пошли и вместе помолились, но мытарь отнесся к этому предложению очень недоброжелательно. Когда Зуся, несмотря на отказ, продолжил настойчиво уговаривать и даже схватил за локоть рукой, мытарь вытолкал его вон и закрыл за ним дверь. На улице было холодно, и рабби затрясся от холода. Вдруг он увидел валявшееся на земле колесо от телеги; рабби взял его и положил себе на спину. Неожиданно это колесо превратилось в источавшее тепло колесо Небесной Колесницы и согрело рабби. В этот момент из дома вышел мытарь. И когда он увидел блаженную улыбку на устах рабби Зуси, то испытал чувство истины и тут же, не мешкая, удивляясь самому себе, ступил на путь истины'.

Сосуды

Бубер:
Рассказывал рабби Яаков Йосеф из Полонного: «В комнате, где молился Баал Шем Тов, стоял большой сосуд с водой. Все то время, что он молился, я видел, что вода в сосуде дрожала».
Рассказывал и другой ученик: «Однажды во время поездки Баал Шем Тов молился у восточной стены дома, а у западной стены этого же дома стояли открытые сосуды с зерном. И вот я увидел, что зерно в сосудах дрожит».

ИСТОРИЯ О ВАЗЕ ИЗ ТЫСЯЧИ ОСКОЛКОВ
(рассказ рабби Нахмана из Брацлава, записанный со слов Юли по рассказу Жени (Менахема) Яглома)
Жил-был некоторый мастер, который делал прекраснейшие сосуды и вазы во всём государстве. Я тебе рассказываю, как могу, а ты уж напиши как можешь. Так вот, жил-был мастер-горшечник, и был у него единственный сын, которого мастер очень любил. А сын всё играл в солдатики да в игрушки, а отцовскому ремеслу учиться не хотел. То есть учиться - учился, но не слишком прилежно, и отвлекался всё время.
И вот уезжал однажды мастер в далёкое путешествие, и оставил он сыну прекрасную вазу, лучшую и ценнейшую из всех, что у него были. И наказал её строго-настрого беречь и ни в коем случае не разбить.
Мальчик же, обрадовавшись, что отец уехал, с особым рвением продолжил заниматься игрушками и солдатиками. И, понятно, играя, нечаянно разбил вазу.
В ужасе кидается мальчик собирать мелкие черепки, на которые разлетелась ваза. Он хочет собрать разбитое, но ведь он совсем не знает правил ремесла! Он много дней трудится, прилаживая каждый осколок то так, то этак, он много раз отчаивается и много раз начинает всё сначала. Наконец, каждому кусочку найдено место. Ваза выглядит как раньше, а может, и прекраснее чем прежде. И что же? Он видит, что в ней не хватает одного кусочка!
Он ищет кусочек всюду и всюду, но нигде не может его найти. И вот наступает день возвращения мастера, а недостающего черепка всё нет. Вот уже слышны шаги отца в прихожей. Что же делать? Ну, ребёнок с плачем бросается к отцу, утыкается в его пальто и, рыдая, рассказывает свою беду.
- Я привёз тебе подарок, - говорит ему отец. И достаёт из кармана тот самый черепок, которого так недоставало. Осколок точно встаёт на своё место, и бесценная ваза снова сделалась прекрасной, как будто бы ничего не случилось. И так стоит до сих пор.

Осип Мандельштам (устный рассказ).

"Мне в Армении рассказали легенду. Гончар лепит в своей хижине горшки из глины. Уже тех горшков стало столько, что они не умещаются в хижине, лежат вокруг навалом, а гончар всё лепит и лепит. "Глупец, для чего ты лепишь горшки, их и так у тебя много!" - осуждают соседи. А гончар: " Чтобы пришел лев, ударил их своей лапой и разбил их."

КУВШИН
Однажды Баал Шем Тов сказал своим ученикам: «Так же, как сила корня видна по листу, сила человека видна по посуде, которую он делает; характер и поведение человека можно измерить его делами». Затем взгляд Баал Шем Това упал на прекрасный пивной кувшин, стоявший перед ним. Он взял его и сказал: «Видно ли вам по этому кувшину, что у сделавшего его человека нет ног?»
Когда Баал Шем Тов закончил свою речь, кто-то из учеников поднял кувшин и поставил его на скамью. Но кувшин не смог на ней устоять и, упав, разбился вдребезги.
РАЗБИТЫЕ СОСУДЫ
Говорил рабби Пинхас: «Все мы знаем, что в незапамятные времена, когда Бог устраивал миры, разделяя их по разным сосудам, эти сосуды не выдержали всего помещенного в них богатства и разбились*. Поэтому в низшие миры тоже проник свет и они не остались во мраке. Точно так же разбивает и цадик сосуды в своей душе».
ЗАСМЕЯВШИЙСЯ
Рабби Моше Лейб из Сасова был глубоко предан Бердичевскому цадику. Однажды его ученик Авраам Давид, позднее ставший рабби в Бучаче, стал просить у наставника разрешения отправиться к рабби в Бердичев, со способом обучения которого он очень хотел познакомиться поближе. Рабби Моше Лейб не хотел давать ему разрешения. «В книге Даниила, – сказал он, – читаем, что "они обладали способностью стоять во дворце царя”. Наши мудрецы толкуют эти слова так: они научились воздерживаться от смеха, сна и других подобных вещей. А рабби Леви Ицхак постоянно полыхает незатухаемым огнем. Во всем, что он делает, присутствует его огнеподобная душа. Так что тот, кто отваживается предстать перед рабби Леви Ицхаком, должен быть уверен в том, что он удержится от смеха, видя странные поступки святого рабби, когда он молится или когда ест».
Ученик обещал, что сможет удержаться от смеха, и рабби Моше Лейб разрешил ему поехать в Бердичев на субботу. Но когда за трапезой Авраам Давид увидел конвульсивные движения цадика и те рожи, которые он корчил, он не смог удержаться и засмеялся. Но затем, сотрясаемый приступами смеха, ученик впал в безумие. Его вывели из-за стола и по окончании субботы отправили с сопровождением в Сасов.
Когда рабби Моше Лейб увидел своего ученика, то написал письмо цадику: «Я отправил тебе целый сосуд, а ты вернул мне разбитый».
Болезнь Авраама Давида длилась тридцать дней. Затем он неожиданно выздоровел. С того момента он каждый год в этот день устраивал праздничную трапезу; на ней он рассказывал о своей поездке в Бердичев, завершая свою историю такими словами: «Возблагодарим Господа, ибо благ Он и милость Его – повсюду».

Рассказывал рабби Яаков Йосеф из Полонного: «В комнате, где молился Баал Шем Тов, стоял большой сосуд с водой. Все то время, что он молился, я видел, что вода в сосуде дрожала».
Рассказывал и другой ученик: «Однажды во время поездки Баал Шем Тов молился у восточной стены дома, а у западной стены этого же дома стояли открытые сосуды с зерном. И вот я увидел, что зерно в сосудах дрожит».

Держать втайне=держать в тайне (тайна как сосуд)
сказочки о том, как кричали в горшок

Перекрёсток

НА ПЕРЕКРЕСТКЕ
Как-то раз во время странствий рабби Зуся, очутившись на перекрестке, долго не мог выбрать, на какую дорогу ступить. Тогда он возвел глаза к небу и увидел Божественное Присутствие (Шехину), которое и указало ему дорогу.

Афиши

Река

Вокзал

 

Борис Пастернак
ВОКЗАЛ
Вокзал, несгораемый ящик
Разлук моих, встреч и разлук,
Испытанный друг и указчик,
Начать - не исчислить заслуг.

Бывало, вся жизнь моя - в шарфе,
Лишь подан к посадке состав,
И пышут намордники гарпий,
Парами глаза нам застлав.

Бывало, лишь рядом усядусь -
И крышка. Приник и отник.
Прощай же, пора, моя радость!
Я спрыгну сейчас, проводник.

Бывало, раздвинется запад
В маневрах ненастий и шпал
И примется хлопьями цапать,
Чтоб под буфера не попал.

И глохнет свисток повторенный,
А издали вторит другой,
И поезд метет по перронам
Глухой многогорбой пургой.

И вот уже сумеркам невтерпь,
И вот уж, за дымом вослед,
Срываются поле и ветер,-
О, быть бы и мне в их числе!
1913, 1928

О. М.

Мы с тобой на кухне посидим,
Сладко пахнет белый керосин

Острый нож да хлеба каравай...
Хочешь, примус туго накачай,

А не то веревок собери
Завязать корзину до зари,

Чтобы нам уехать на вокзал,
Где бы нас никто не отыскал...

СТАНЦИИ
Когда рабби Шломо путешествовал по России, он считал все станции, встречавшиеся ему на пути, говоря: «Это стоянки детей Израиля, по которым исходили они из земли Египетской»*. Когда спросили его о значении этих слов, рабби сказал: «Священная "Книга Великолепия” ("Зохар”) так толкует слова Бога "сотворим человека”*: из каждого мира, от высшего до низшего, Бог взял частицу, и из этих частиц сотворил человека. Именно этим мирам Он говорит: "Сотворим”. Таков смысл "станций”, по которым проезжает человек в своей жизни: он должен восходить от одного уровня к другому, покуда не объединит собой все в высшем мире. Вот почему сказано: "Это их стоянки, к которым стремятся они”. "Станции” каждого человека ведут его туда, откуда он пришел».
Мастера

ЧУЛОЧНИК
Как-то, путешествуя, Баал Шем Тов остановился в маленьком городке, название которого предание не сохранило. Однажды утром, перед молитвой, он, как обычно, сидел, курил трубку и смотрел в окно. Мимо прошел человек. В руке он нес молитвенное одеяние и ступал так устремленно и торжественно, словно намеревался войти во врата Неба. Баал Шем Тов спросил у своего ученика, у которого он остановился, что это за человек. Ученик сказал, что это один чулочник, который каждый день ходит в Дом Молитвы, будь то летом или зимой, и произносит свою молитву даже тогда, когда нет необходимого собрания из десяти человек. Баал Шем Тов захотел, чтобы чулочник свернул и зашел к нему, но ученик сказал: «Этот глупец никогда не остановится и не свернет со своего пути, даже если его позовет сам император».После молитвы Баал Шем Тов послал к чулочнику сказать, что хотел бы заказать у него четыре пары чулок. Вскоре заказ был готов, и мастер принес его Баал Шем Тову. Чулки были очень добротными, из превосходной шерсти. «Сколько ты хочешь за пару?» – спросил рабби Исраэль. «Полтора гульдена». – «Полагаю, хватит и одного». – «Что ж, пусть будет один», – согласился чулочник.
Баал Шем Тов заплатил ему. Затем стал расспрашивать: «Как ты проводишь свои дни?» – «Делаю чулки». – «А как ты их делаешь?» – «Сначала я изготавливаю сорок или пятьдесят пар. Затем помещаю их в форму, ставлю в теплую воду и кладу под пресс, покуда они не станут такими, какими должны быть». – «А как ты их продаешь?» – «Я почти не выхожу из дома. Купцы сами приходят ко мне и покупают. Также они привозят хорошую шерсть, которую специально для меня приобретают, и я им за это плачу. Теперь же я вышел из дома только ради рабби». – «А что ты делаешь утром, перед тем, как отправиться на молитву?» – «Тоже делаю чулки». – «А какие псалмы ты поешь за работой?» – «Когда работаю, я пою те псалмы, которые знаю наизусть».Когда чулочник ушел, Баал Шем Тов сказал своим ученикам: «Сегодня вы лицезрели краеугольный камень, на котором держится весь Храм до прихода Мошиаха».

ИГРОКИ
Один хасид пожаловался рабби Вольфу на неких людей, которые все ночи напролет играли в карты. «Замечательно, – сказал цадик. Как и все люди, они желают послужить Богу, но не знают как. И все же они учатся бодрствовать по ночам и постоянно заниматься каким-нибудь делом. Когда они достигнут в этом предела совершенства, то бросят свое занятие и обратятся к Господу – и какими прекрасными слугами они тогда станут для Бога!»

Тайны ремесла.
Про последнего из рода Абтинос

«Колокол» Тарковского – никакой тайны и не было, он её наврал
Выпущенная тайна

Секреты материала, тайна ремесла

УХО, КОТОРОЕ НЕ ЕСТЬ УХО
Говорил рабби Пинхас: «Сказано в книге "Обязанности сердец” ("Ховот га-левавот”)*, что живущий праведно видит оком, которое не есть око, и слышит ухом, которое не есть ухо. И это правда!

Передача из рук в руки.
Мастерство от учителя
Устная традиция
Самиздат
Стам-из-дат
Детские секретики (показываются лично и опять зарывают)

"Была у Него игрушкой изо дня в день"

Мидраш Рабба, Берешит, 1,1.
Раби Гошия Раба открыл (Мишлей, 8): "Была я у Него амон была игрушкой (шаашуим) день - день". Амон - педагог, амон - покрывающий, амон - скрывающий, амон - Амон Великий. Амон - педагог, как сказано (Бамидбар, 11), "как носит воспитатель (оман) младенца" (...)
Другое значение, амон - мастер (оман). Тора говорит: "Я была инструментом искусства Всевышнего, когда Он творил мир". Ведь в мире, когда царь из крови и плоти строит дворец, не по произволению своему он строит, а согласно разуму мастера. И мастер (делает это) не по произволению своему, а в соответствии с чертежами и расчетами, знает он, как сделает комнаты и как двери. Также и Всевышний смотрит в Тору и творит мир. И Тора сказала: "В начале Бог сотворил небо и землю". А нет Начала кроме Торы, как сказано (Мишлей, 8), "Господь приобрел меня началом Своего пути".

מדרש רבה בראשית פרשה א פסקה א
(א) רבי הושעיה רבה פתח (משלי ח) ואהיה אצלו אמון ואהיה שעשועים יום יום וגו' אמון פדגוג אמון מכוסה אמון מוצנע ואית דאמר אמון רבתא אמון פדגוג היך מה דאת אמר (במדבר יא) כאשר ישא האומן את היונק (...)
ד"א אמון אומן התורה אומרת אני הייתי כלי אומנתו של הקב"ה בנוהג שבעולם מלך בשר ודם בונה פלטין אינו בונה אותה מדעת עצמו אלא מדעת אומן והאומן אינו בונה אותה מדעת עצמו אלא דיפתראות ופינקסאות יש לו לדעת היאך הוא עושה חדרים היאך הוא עושה פשפשין כך היה הקב"ה מביט בתורה ובורא את העולם והתורה אמרה בראשית ברא אלהים ואין ראשית אלא תורה היאך מה דאת אמר (משלי ח) ה' קנני ראשית דרכו:

Умение понимать всякую вещь через любую другую вещь.

"...А вот я знаю такую вещь, что она во много раз лучше, чем этот твой инструмент!
Получил я эту вещь от отца и деда, а те получили от своих дедов и прадедов. Это: умение понимать всякую вещь через любую другую вещь. Выходит, что я знаю вещь, которую передал мне отец, а ему передал дед, тому — прадед, и оттого могу понять всякую вещь через любую другую. И если, к примеру, говорит кто втайне кому какую-либо вещь, через это, полученное мной, можно понять любую вещь через любую другую, и до сих пор не открывал я этого секрета ни одному человеку в мире. И вот теперь научу я тебя этому..."

Раби Нахман из Браслава, "Сказка о сыне царя и сыне рабыни"

מדרש רבה בראשית פרשה כד פסקה ז
(ז) ר' תנחומא בשם ר"א ורבי מנחם בשם רב אמר כל האומניות אדם הראשון למדם מאי טעמיה (ישעיה מד) וחרשים המה מאדם מאדם הראשון רבנן אמרין אפי' סירגולו של ספר אדם הראשון למדו שנאמר זה ספר הוא וסירגולו ביום ברא אלהים אדם הדא מסייעא לההיא דאמר ר"א בן עזריה שלש פלאים נעשו באותו היום בו ביום נבראו בו ביום שמשו בו ביום הוציאו תולדות בן עזאי אומר זה ספר תולדות אדם זה כלל גדול בתורה ר"ע אומר (ויקרא יט) ואהבת לרעך כמוך זה כלל גדול בתורה שלא תאמר הואיל ונתבזיתי יתבזה חבירי עמי הואיל ונתקללתי יתקלל חבירי עמי א"ר תנחומא אם עשית כן דע למי אתה מבזה בדמות אלהים עשה אותו:

Шкаф

«Искусство это шкаф»

Дворник

ДВОРНИК
Однажды, перед Новым годом, Баал Шем Тов приехал в некий город и спросил, кто здесь читает молитвы в День Трепета. Ему ответили, что это делает рав города. «А как он читает молитвы?» – поинтересовался Баал Шем Тов.
«В Йом-Кипур, – сказали ему, – он читает молитвы покаяния в грехах самым сладостным тоном.
Баал Шем Тов послал за равом и, когда тот пришел, спросил, в чем причина такого странного способа покаяния. Рав ответил: «Последний из слуг царя, тот, обязанность которого – подметать перед дворцом, когда работает, поет радостные песни, ибо сознает, что делает работу, которая обрадует царя».
Сказал тогда Баал Шем Тов: «Позволь и мне побыть с вами».

Лудильщик

Повар

КАША
Последние два года своей жизни рабби Элимелех ел и пил очень мало, да и эту пищу принимал, только поддавшись уговорам домашних. Однажды, когда его сын Элиезер со слезами упрашивал рабби поесть побольше, чтобы сохранить в себе жизнь, рабби Элимелех, улыбнувшись, сказал ему: «Что за грубую еду вы мне подаете! О, если бы я только мог скушать тарелку каши, которую я и брат мой Зуся вкушали на маленьком постоялом дворе на Днестре во дни наших странствий!» Какое-то время спустя после кончины рабби Элимелеха его сын предпринял поездку к тому маленькому постоялому двору на Днестре. Приехав, он попросил ночлег и ужин. «Мы люди бедные, – сказала ему жена хозяина. – Мы получаем у крестьян в обмен на водку горох и бобы. Часть из них мой муж отвозит на рынок и снова меняет на водку, а остальное мы съедаем. Так что на ужин у нас ничего нет, кроме каши из бобов и гороха».
«Тогда подайте мне каши», – сказал рабби Элиезер. Покуда он читал вечернюю молитву, каша была уже на столе. Он съел тарелку, затем вторую и попросил третью. «Скажи мне, что ты кладешь в кашу, что она такая вкусная?»«Поверьте мне, господин, – сказала женщина. – Я туда ничего не кладу». Но рабби настаивал, и наконец хозяйка произнесла такие слова: «Если каша кажется тебе такой вкусной, то это оттого, что в ней есть райский вкус». Затем она рассказала следующее: «Много лет тому назад здесь останавливались двое праведников. Да будет вам известно, что они были истинными цадиким. А поскольку мне было нечего им подать, кроме каши, то пока я ее готовила, молилась: "Владыка мира, у меня больше ничего нет в доме, а у Тебя есть все. Поэтому смилуйся над Твоими бедными и голодными слугами и положи в эту кашу немного райских трав!” И когда я поставила кашу на стол, то два праведника съели целый большой горшок, а когда я поставила второй, то съели и его. Затем один из них сказал мне: "Дочь моя, у твоей каши райский вкус”. И теперь, готовя кашу, я снова произнесла ту молитву».
Портной
Сперва узнать вещи. К портному?
Перешить пиджак прошу

ЗНАНИЕ
Как-то Бердичевский рабби и Аарон, его ученик, вместе путешествовали. Остановившись в Лизенске, они стали гостями рабби Элимелеха. Но когда Бердичевский рабби уехал, его ученик остался. Он обосновался в «Клойзе» Дома Учения и Молитвы рабби Элимелеха и стал там заниматься, даже не сказав об этом рабби Элимелеху. Но вечером цадик вошел в «Клойз» и увидел там Аарона. «Почему ты не уехал со своим рабби?» – спросил он.
Аарон ответил: «Своего рабби я знаю, а здесь я остался, потому что хочу узнать тебя».
Рабби Элимелех подошел к нему и схватил за пальто. «Так ты считаешь, что знаешь своего рабби? – воскликнул он. – Откуда тебе его знать, если ты даже не знаешь свое пальто!»

Дровосек
ПРИТЧА О ДРОВОСЕКЕ
В молодости Зуся был членом конгрегации Великого Магида, рабби Бера из Межерича. Однако он не жил с другими учениками. Зуся скитался по лесам, спал там в укромных уголках и постоянно пел восхваления Богу, так что люди, говоря о нем, постоянно вспоминали слова Соломона: «Любовию ее услаждайся постоянно»*. Младший брат Зуси, Элимелех, который был тогда еще мальчиком и не входил в число членов конгрегации, все свое время проводил за книгами. Он восхищался Зусей и однажды спросил его: «Брат, отчего ты ведешь себя так, что все в Доме Учения называют тебя странным?» Зуся ответил ему, улыбнувшись: «Брат мой, я расскажу тебе об этом одну историю». И вот эта история.
У одного бедного дровосека было сильное желание увидеть царя. Он покинул свою деревню и много дней шел, покуда не добрался до того города, где жил царь. После многочисленных попыток дровосек получил работу в царском дворце. Его обязанностью было топить печи. Все свое рвение и способности вложил дровосек в эту работу. Он сам ходил в лес, приносил оттуда лучшие деревья, пропитанные душистой смолой, колол их на поленья и – в точно назначенные часы – искусно складывал в многочисленных печках. А царь наслаждался приятным теплом и комфортом, чувствуя себя как никогда хорошо. Он спросил, кто это создает ему такие удобства, и ему рассказали о дровосеке и его работе. Царь отправил к дровосеку посланцев спросить, что тот хотел бы получить от него в награду. Бедный дровосек нижайше попросил царя предоставить ему возможность видеть царя каждый день. Его просьба была удовлетворена: в сарае, где жил дровосек, сделали окошко, выходившее точно на окна стоявших рядом царских палат, так что дровосек мог постоянно смотреть в него и видеть царя.
И вот однажды принц, сидя за столом вместе с отцом, сказал что-то, что царю не понравилось, и был лишен права целый год входить в царские покои. Какое-то время принц был вынужден жить в полном одиночестве. Затем он стал угрюмо слоняться по отдаленным коридорам дворца. Когда принц подошел к маленькому сараю дровосека, его охватило огромное желание увидеть отца и он стал просить дать ему возможность посмотреть в окошко в сарае. Дровосек и принц разговорились.
«Брат мой, – неожиданно произнес Зуся, обращаясь к Элимелеху, когда дошел до этого места в своей истории, – вот что сказал бедный дровосек принцу, когда они беседовали: "Ты живешь в доме господина нашего, в его комнатах и ешь с ним за одним столом. Все, что от тебя требуется, – это вести с ним мудрую беседу. А я глуп и неучен и поэтому должен исполнять свою низкую службу для того, чтобы хотя бы иногда видеть лицо господина нашего”».

Корчмарь

Рынок
Царь Давид

Врач

ЛЕКАРСТВО
Как-то рабби Барух был в городе и купил там лекарство для своей больной дочери. Слуга поставил это лекарство на подоконник в комнате Баруха на постоялом дворе. В какой-то момент Барух стал ходить по комнате и глядеть на пузырьки с лекарствами, говоря: «Если на то Божья воля, чтобы моя дочь Рейзел выздоровела, она не нуждается в лекарстве. Однако, если бы Бог сделал свою способность творить чудеса явной для всех людей, то ни у кого бы из них не было больше свободы выбора: каждый бы узнал Бога. Но Бог хочет, чтобы у людей был выбор, поэтому Он облек свои деяния в законы Природы. Поэтому Он сотворил целебные травы». Затем рабби Барух, продолжая ходить по комнате, задал себе вопрос: «Но почему больному все же дают именно лекарства?» И ответил: «"Искры”, что отпали от изначального единства миров, облачившись в "раковины”, проникли в камни, растения и животных – все они восходят обратно к своему источнику по благословению праведника, который работает с ними, использует их и употребляет их в своей святости. Но как смогут спастись те искры, что попали в горькие лекарства и целебные травы? Чтобы они не остались навсегда в изгнании, Бог предназначил их для больных людей: каждому – те искры, которые соответствуют корню его души. Таким образом, больные – это врачи, исцеляющие лекарства».

Водовоз

ВВОДОВОЗ
Жена рабби Пинхаса однажды бранила своего слугу. Это не понравилось рабби, и он сказал ей: «Нельзя обижать этого еврея. Он благочестив, очень благочестив!» Речь шла о водовозе по имени Гирш, только что доставившем в дом рабби бадью с водой. Это был очень простой человек, неженатый, хотя ему было уже сорок лет. Рабби говорил своей жене: «Боюсь я за Гершеле – он такой благочестивый, такой благочестивый!»

Категория: Город, место, путешествие | Добавил: Tania (2006-06-06) | Автор: yu
Просмотров: 590