Приветствую Вас Читатель | RSS

LAB for madrichim

Четверг, 2018-12-13, 10:36 AM
Главная » Статьи » Тематические материалы » Город, место, путешествие

Про дворцы

www.art-methods.coach, www.facebook.com/artmethods.coach, www.beit-midrash.com, www.web4small.com

Псалом 68 (30)
Из-за Дворца Твоего, (что) над Йерушалаимом, дары приносят Тебе цари.

Рассказ о царе, что возвел для себя дворец и призвал двух человек и повелел им сделать во дворце роспись.
Царь поделил между ними дворец пополам: на одного было возложено расписать одну половину дворца, а на второго – другую. И установил им срок, не позже которого должны они завершить роспись. И ушли эти два человека.
Один из них стал упорно трудиться и, не покладая рук, изучал искусство живописи и ваяния. И овладел им превосходно, так что роспись, выполненная им в доверенной ему части дворца, была чудом красоты. Он нарисовал зверей и птиц, и изображения эти были исполнены необыкновенной прелести.
Второй же не принял близко к сердцу царское повеление и не стал его выполнять. А когда приблизился назначенный царем срок окончания росписи, то оказалось, что первый почти завершил свой труд, тогда как второй начал задумываться – как это он, не посчитавшись с повелением царя, растратил время попросту!
И погрузился он в размышления – как теперь быть? Ясно, что нельзя ничего поправить в те немногие дни, что остались до истечения срока. Не успеть уже ему овладеть искусством живописи и выполнить свою часть работы – совсем близок назначенный час.
И тогда он решился и покрыл всю отведенную ему часть дворца черной блестящей ваксой. Поверхность получилась, словно зеркало, в нее и в самом деле можно было смотреться. А вдобавок к тому повесил он занавес, отделяющий его часть от росписи напарника.
И было, когда исполнился срок, назначенный царем, пришел он взглянуть, какова работа. И увидел, что первая половина росписи выполнена прекрасно, и изображения, из которых она состоит, радует глаз; чудесные птицы и многое другое – все написано с удивительным искусством.
Другая же половина скрыта занавесом. Но вот второй мастер отодвинул его, все осветилось солнцем, и в поверхности, покрытой ваксой, отразились несравненные изображения первой половины дворца – птицы и все остальное... То, что видел царь на первой половине, было и здесь, на половине второго. А кроме того были здесь отражения редкостных сосудов, келим, и замечательной утвари, и многого другого – всего того, чем царь украсил свой дворец.
Да и все те великолепные сосуды, что впредь царь соизволит поместить во дворце, ведь и они тоже будут видны на второй половине! И понравилось это царю... (а сверх того – ничего не помню.)

«Сны и видения раби Нахмана из Брацлева»
Из книги раби Натана Штенарца

Сон меламеда, или история о двоих, что противились

В святой общине Меджибожа жил некий богатей, который не очень-то жаловал БЕШТа, а подле него проживал меламед, весьма усердный в учении, во всех путях своих знавший толк. Он тоже сторонился БЕШТа, хотя господин этот очень хотел приблизить его к служению Божьему. Он был вполне готов к тому, чтобы воспринять благо, но было ему невдомек, как взяться за это. Держался он весьма настороженно, да и хозяин его служил ему неплохой защитой. Как-то субботней ночью приснилось ему, что гуляет он по Меджибожу, и обойдя весь город, видит такой богатый и прекрасный дворец, что краше его и не придумаешь. Изумляется он, а глаза его не могут насытиться этим зрелищем, и чем больше он глядит, тем больше диву дается. Сообразил он, что дивится великолепию материала, пошедшего на постройку, а когда присмотрелся к тонкостям работы и к изяществу украшений, то изумился еще более. Ибо даже самый маленький кусочек был так насыщен мудростью и искусством, что ничего подобного во всем свете не сыщешь. И сердце его узрело много мудрости и пленилось всем этим до чрезвычайности. И подумал он: "Коль извне дворец столь хорош, то каков он внутри красотою своею несравненной?" И тогда приблизился он к окну, чтобы взглянуть на внутреннее убранство дворца, и поглядел. А там БЕШТ и братия святая еже с нимъ сидят вокруг стола, а БЕШТ говорит слова Торы. И воспламенилось сердце его, чтобы вобрать и войти внутрь, и кинулся он к дверям. И когда захотел войти, то слуга оттолкнул его, и не позволили ему проникнуть внутрь, чем он весьма опечалился. Но поскольку страстно желал он слышать слова Бога живого, то встал у окна и прислушивался к тем речам святым. И пробудился, а это сновидение. Стал он повторять слова Торы, которые услышал, и были они ему слаще, чем мед. Повторил он их второй раз и третий, но дело было за полночь, и вновь его одолел сон. А утром, когда встал он с постели, отчетливо вспомнил он свое сновидение, но слова Торы совершенно вылетели у него из головы, и это так опечалило его, что сделался он сам не свой от горя, и даже не ведал, как помолился. На утренней трапезе сидел он как в воду опущенный, и спросил его хозяин: "Что приключилось? Если твое степенство видел недобрый сон, то выправим его пред треими искренними моими." Но не отвечал ни слова, и готов был уже пойти к БЕШТу, но вспомнил, как его гнал слуга во сне, и побоялся, что стыда не оберешься, если наяву будет то же. И весь день пребывал в страшной печали. А во время третьей трапезы велел БЕШТ: "Пойдите в дом к такому-то богачу и попросите меламеда, чтобы он пришел ко мне." Удивились все изрядно. И стоило посланнику открыть дверь и произнести: "Твое степенство, БЕШТ зовет тебя", - как выскочил тот из-за стола и помчался, будто с цепи сорвался, а услыхав те же самые слова Торы, которые слышал ночью, упал вдруг без памяти. Когда пришел он в себя, сказал ему БЕШТ, посмеиваясь: "Добро бы ты свалился, услышав что-нибудь новенькое, так ведь это ты уже слышал ночью." И понял тот, что свыше было ему это, и с тех пор всем сердцем прилепился к нему и стал полным праведником.
(Пер. М. Кравцова)

***

Согласно еврейскому мистическому учению, появившемуся в 1-м тыс-и н.э., над нашей землей возвышается лестница из Дворцов (или «чертогов»), которая состоит из 7-ми ступенек. Каждый из Дворцов стоит один на другом и в то же время является самостоятельным Небом, которое имеет свое название, предназначение и обитателей. Эти Небеса по-своему бескрайни, таинственны и пустынны, ибо только знающий их тайны может проникнуть в палаты сих невидимых Дворцов. Если быть более точным, то мудрецы писали, что с двумя из этих чертогов мы встречаемся каждый день, когда вглядываемся в прозрачную синь дневного неба, а ночью смотрим на звезды. Писали, что днем Дворцы закрыты от нас голубым покрывалом, устилающим дорогу сокрытому от нас Царю, а ночью через прорехи черной ткани, сменяющей покрывало, мы видим отблески далекого и недостижимого для нас Великого света. А о том, что находится дальше, мы можем только прочитать в наших Священных книгах. Там сказано, что знакомые нам небеса отделены потоками верхних вод от других Дворцов, в которые проникают только те, кто изучает тайны Учения. И каждый Чертог - сам по себе небо, и поэтому прозрачен и бездонен, и в то же время каждый Дворец – строение, полное сокровищ и небесных служителей, т.е. ангелов. Ученики мудрецов, изведавшие тайные Имена, которыми, словно ключами, отпираются замки этих Дворцов, умели бродить по их палатам, а тот, кто достигал самого высокого и таинственного из них – Седьмого Чертога – мог лицезреть подобие великолепия Царя в его славе. Говорили также, что те из учеников, которые по особому сидели положа голову между колен, и правильно произносили Высшие имена, могли увидеть подобие этих Дворцов внутри себя, как бы переходя из палаты в палату и из Чертога в Чертог.

(См. корпус текстов Литературы Хейхалот («Литература Чертогов») по Schäfer P. Synopse zur Hekhalot-Literatur. Tübingen, 1984, а также ответ Гай гаона на письмо из кайруанской общины, которое, напр., цитирует Идель в Idel M. Kabbalah. New Perspectivesю Yale University, 1988, p. 90-91).

Сказка о странствющих и путешествующих, рассказанная Менахемом Ягломом в ночь перед бейт-мидрашем.

Жил-был человек, который всё время находился в пути. И когда спрашивали его, куда он держит путь, он говорил, что едет к царю.
Он переезжал из деревни в деревню, из города в город, ехал, ехал, ехал, ехал, и всем, кто его встречал, говорил, что едет к царю.
И поначалу все ему верили, но вот незадача – он нередко оказывался в тех местах, где уже побывал, и всё равно по-прежнему утверждал, что едет к царю. И стали над ним смеяться и говорить ему – пустак ты, ничего ты не едешь к царю, а только морочишь нам голову, потому как кто ищет, тот находит, и всякий кто едет к царю по какой-то своей конкретной надобности, её в конце концов и получает...
А тот смеялся и отвечал, что такие ищущие, о которых вы говорите, никогда не добираются до царя, а только до своей конкретной надобности и добираются, а вот только я по-настоящему еду к царю.
И вот, по прошествии времени, у одного его дорожного знакомца случилась огромная надобность, которую не мог решить никто, кроме самого царя. И отправился он к царю за помощью, и проделал огромный путь, преодолел все препятствия, и предстал перед царём, который его надобность немедленно удовлетворил. И спросил, знает ли он про такого чудака-обманщика, который всем говорит, что едет к царю, а сам никак не доедет? «Ещё бы мне не знать! - сказал царь. - Неужели ты думаешь, что я бы здесь сидел, а ты получил бы от меня то, что хотел, если б он не ехал всё время ко мне и не вёз бы с собой царский дворец и меня самого?!»

Лёня Грольман «Хельм» (две первые истории)

История про то, как город Мълех превратился в город Хельм.

Известно, что жители города Хельм без дворца из дома не выходят. Ни на прогулку, ни в магазин, ни в гости, ни в театр, ни в музей – если, конечно, кто-то знает, что это такое… В путешествие – с дворцом, на работу – с дворцом. Новорожденному – сразу дворец, а новобрачным – по штуке каждому. Да что говорить: Хельм и в самом деле город дворцов, хотя от единственного в Хельме очень старинного дворца остался только фундамент, и тот мхом зарос. А дело в том, что в старые времена Хельм назывался Мълех и правил им царь Млех XV. И известно, что царю этому никак во дворце не сиделось: то в лес сбегает, то на озеро, а то переоденется в обыкновенного хельмуча и на базар за капустой сам идёт. И чем чаще он покидал дворец, тем более хотелось ему в настоящее путешествие. Пока он не собрал мешок, и, оставив за себя самого главного мудреца Хельма, спустился в мир. Жители Хельма долго ожидали возврата царя, пока не стали забывать его. Тогда главный мудрец стал каждый день напоминать всем, что царь вот-вот вернётся и может заглянуть в дом к любому. Многие даже двери в дом закрывать перестали. Но и это не помогло. Дети выросли и их дети совсем ничего не слышали про царя, только двери раз в год всю ночь держали открытыми на всякий случай. Вот тогда совсем старый главный мудрец, будучи на смертном одре и велел всем носить с собой какой-нибудь дворец. Сначала наиболее усердные хельмучи таскали с собой роскошные и дорогие модели дворцов на колёсиках, но постепенно и эта традиция свелась к украшениям для брелков и медальонов. И только в пыльных книгах можно было узнать и даже понять то, что царь не умер и живёт где-то. Просто где ж ему в Хельме жить-то теперь… Вот и не возвращается…

История про Дворец и про то, как в Хельм вернулся Царь.

Были времена, когда люди ещё помнили, что город Хельм когда-то назывался Мълех и правил им царь Млех XV. Но царь спустился в обыкновенный мир путешествовать и куда-то пропал, царский дворец быстро пришёл в запустение и зарос травой и цветами, а Мълех стал Хельмом. Так вот тогда уже люди в память об ушедшем царе и в надежде вновь дождаться его придумали таскать за собой повсюду телегу с небольшой моделью дворца на ней. Хельм с утра до вечера наполнялся грохотом тележек с дворцами и звоном колокольчиков, которыми некоторые жители украшали свои дворцы.
Однако Хельм есть Хельм, и нашлись такие, что стали придумывать дворцы без колёсиков, особенно те, кому нужно было быстро передвигаться по городу. Появились дворцы-заплечные-мешки, дворцы-шляпы, и даже одежда в виде дворца. Её изобрёл один человек, который придумал сам передвигаться по городу на колёсиках, прикрученных к башмакам. Он всё время совершенствовал и колёсики, и одежду-дворец, пока люди не стали думать, что по городу сам собой катится царский дворец. Они кричали ему: «Привет, Дворец! Дворец едет! Смотрите, Дворец вернулся!» - и показывали на него своим детям. Изобретатель так привык к своему облику, что почувствовал себя настоящим Дворцом. И, здороваясь, так и говорил: «Здравствуйте! Я – Дворец». А поскольку хельмучи ежегодно праздновали День Дворца и устраивали грандиозное гуляние у его руин, то сочли весьма подходящим нанять Человека-Дворца весь день стоять дворцом на руинах. Вошло даже в обычай подходить к нему с вопросом: «Не вернулся ли царь?» - на что он должен был коротко ответить: «Ещё нет». Так и спрашивали друг у друга: «Ты уже был у Дворца? Ты уже ходил ко Дворцу?»
Мало- помалу традиция ходить ко дворцу вышла за стены Хельма, и даже появились паломники, желавшие попасть в Хельм и спросить у Дворца о царе. От них-то, наверное, и прослышал настоящий царь, что в Хельме отстроен для него новый дворец и что его там ждут.
Вернулся он в Хельм как раз в тот самый праздник и пришёл ко дворцу, где, конечно же, никакого дворца не увидел, а только человека в шутовской одежде, окружённого толпой людей.
Царь пробился к нему и спросил: «Кто ты?»
«Я – Дворец, - удивился Человек- Дворец, - а ты кто?»
«Я – Царь», - ответил царь, и все вокруг засмеялись. И так понравилась эта шутка жителям Хельма, что они уговорили того, кто назвался царём, приходить раз в год ко Дворцу и объявлять, что он и есть Царь…
Говорят, что в Хельме эта традиция сохраняется и сейчас.

Категория: Город, место, путешествие | Добавил: Tania (2006-06-03) | Автор: Юля Шурухт.Вогман.
Просмотров: 520