Приветствую Вас Читатель | RSS

LAB for madrichim

Вторник, 2018-05-22, 4:41 PM
Главная » Статьи » Тематические материалы » Город, место, путешествие

Исаак Башевис Зингер: Как Шлемиль в Варшаву отправился

www.art-methods.coach, www.facebook.com/artmethods.coach, www.beit-midrash.com, www.web4small.com

Исаак Башевис Зингер

Как Шлемиль в Варшаву отправился..

Шлемиль хоть и был соней и лежебокой – ему даже пальцем лень было пошевелить, но постранствовать всегда мечтал. Он слышал много историй про дальние страны, огромные пустыни, глубокие моря да высокие горы и частенько говорил госпоже Шлемиль, что хотел бы отправиться в долгое путешествие. Госпожа Шлемиль обычно отвечала:
- Долгие путешествия не для Шлемиля. Ты лучше посиди дома и присмотри за детьми, а пойду на базар овощи продам.
Но Шлемиль никак не мог отказаться от свей мечты повидать мир и его чудеса.
А в Хельме недавно побывал человек, который рассказал Шлемилю удивительные вещи о городе Варшаве. О тот, какие там прекрасные улицы, какие высокие дома и роскошные лавки. Шлемиль твердо решил, что должен своими глазами увидеть великий город. Он знал. Что к путешествию надо готовиться. Но что ему взять с собой? У него ничего не было, кроме потрепанной одежонки. Что на нем. Однажды утром. Когда госпожа Шлемиль оправилась на базар, он велел старшим мальчикам не ходить в хедер, а остаться дома и смотреть за младшими детьми. А сам взял два-три куска хлеба, луковицу, зубчик чеснока, связал все это в узелок и пешком отправился в Варшаву.
В Хельме имелась улица под названием Варшавская, и Шлемиль был твердо уверен, что она ведет прямиком в Варшаву. Соседи, встречавшие его, спрашивали, куда он направляется. Шлемиль отвечал им, что идет в Варшаву.
- А что ты будешь делать в Варшаве? – спрашивали они.
И Шлемиль отвечал:
- А что я делаю в Хельме? Ничего.
Вскоре он добрался до окраины города. Шел он медленно, потому что подошвы его башмаков до дыр износились. Вот уже дома и лавки кончились, начались поля и луга. Он повстречал крестьянина, который на волах пахал землю. Шел Шлемиль, шел и устал. Так вымотался. Что даже голода не чувствовал. Прилег он на лугу у дороги и решил немного подремать, но перед тем как заснуть, подумал: «А если, проснувшись, я не вспомню, в какой стороне Варшава, а в какой – дорога назад, в Хельм?» Поразмыслив немного, он снял башмак и поставил рядом с собой носками в сторону Варшавы, а задниками – к Хельму. Вскоре он заснул, и снилось ему, что он пекарь и печет булочки с уком и маком. Приходят покупатели за будочками. А Шлемиль им говорит:
- Эти булочки не на продажу.
- А зачем же ты их тогда испек?
- Я их испек для своей жены и детей и для себя.
Затем ему приснилось, что он в Хельме царь. И каждый год каждый житель Хельма приносит ему вместо налога банку клубничного варенья. Сидит Шлемиль на золотом троне, а рядом сидят госпожа Шлемиль, царица его дети, царевичи и царевны. Все они едят булочки ложками и черпают варенье ложками. А потом приехала карета и отвезла всю царскую семью в Варшаву, Америку и на реку Самбатион. Которая всю неделю бежит по камням, а в Шабос отдыхает.
У дороги, неподалеку от того мест, где спал Шлемиль, была кузница. Кузнец вышел из нее как раз, когда Шлемиль ставил свои башмаки носками к Варшаве. Кузнец был большой шутник и, едва Шлемиль заснул. Осторожно подкрался к нему да развернул башмаки в обратную сторону. Проснулся Шлемиль отдохнувшим и, но голодным. Взял он кусок хлеба, натер его чесноком, откусил луковицу. А затем надел башмаки и отправился дальше.

Шел он, шел, и все вокруг выглядело на удивление знакомым. Он узнавал дома, которые видел и раньше. Ему казалось, что он знает людей, которые ему встречались. «Неужели я дошел до другого города? – изумился Шлемиль. – И почему он так похож на Хельм?»
Он остановил прохожего, спросил как называется этот город.
- Хельм, - ответил прохожий.
Шлемиль был озадачен. Разве такое возможно? Он же шел из Хельма. Как он мог снова оказаться там? Он потер лоб и скоро нашел разгадку. Существует два Хельма, и он добрался до второго.
И все же было очень странно, что улицы, дома , люди так походили на тех, которые остались в Хельме, который он покинул. Шлемиля это озадачило, но тут он вдруг вспомнил то, чему его учили хедере: «Мир везде одинаков». Тогда почему второму Хельму не быть точь-в-точь таким же, как первый? Это открытие Шлемиля успокоило. Ему стало любопытно, есть ли здесь точно такая же улица, как его, и дом, как тот, в котором он жил. И впрямь, вскоре он дошел до такой улицы и такого же дома. Наступил вечер. Он открыл дверь и , к своему изумлению, увидел вторую госпожу Шлемиль с детишками. Совершенно как его дети. Даже кошка была такой же. Госпожа Шлемиль тут же принялась его бранить.
- Шлемиль. Куда ты пропал? Ушел из дома один. И что у тебя в узелке?
Дети подбежали к нему с криками:
-Папа, где ты был?
Шлемиль помолчал, а потом сказал:
-Госпожа Шлемиль, я не ваш муж. Дети, я не ваш папа.
- Ты что, спятил? – завопила госпожа Шлемиль.
-Я шел из Хельма Первого, а это Хельм Второй.
Госпожа Шлемиль всплеснула руками, да так, что куры, спавшие под печкой, в страхе проснулись и разбежались по комнате.
- Дети, ваш отец сошел с ума., - запричитала она. И немедленно послала мальчиков за знахарем Гемпелом. Сбежались все соседи.
Шлемиль стоял посреди комнаты и объяснял:
-Верно. Вы все похожи а людей, в моем городе, но вы – не они. Я пришел из Хельма Первого , а вы живете в Хельме Втором.
- Шлемиль, что с тобой стряслось? – крикнул кто-то. – Ты в своем доме, с женой и детьми, с соседями и друзьями.
- Нет, вы меня не поняли. Я пришел из Хельма первого. Я шел в Варшаву, и между Хельмом Первым и Варшавой есть Хельм Второй. Где я сейчас и нахожусь.
- О чем ты говоришь? Мы знаем тебя, ты знаешь всех нас. Ты хоть кур своих узнаешь?
- Нет, я не в своем городе, - упорствовал Шлемиль. – Впрочем, - продолжал он, - в Хельме Втором и люди, и дома такие же , как в Хельме Первом, вот почему вы ошиблись. Завтра я продолжу свой путь в Варшаву.
- Где же тогда мой муж? – грозно спросила госпожа Шлемиль и принялась осыпать Шлемиля всеми ругательствами, какие только приходили ей в голову.
- Откуда же мне знать, где ваш муж? – ответил ей Шлемиль.
Кое-кто из соседей не удержался от смеха. Остальные жалели несчастное семейство. Знахарь Гимпел заявил, что снадобье от этой болезни ему неизвестно. И вскоре все разошлись по домам.

Госпожа Шлемиль в тот вечер приготовила лапшу с фасолью, блюдо, которое Шлемиль особенно любил. Она сказала ему:
- Ты, может, и сошел с ума, но даже сумасшедшим надо есть.
- С чего вам кормить незнакомца? – сказал Шлемиль.
- На самом деле ослу вроде тебя положено питаться соломой, а не лапшей с фасолью. Садись и не болтай. Может, подкрепишься, отдохнешь и опомнишься.
- Вы хорошая женщина, госпожа Шлемиль. Моя жена не стала бы кормить незнакомца. Похоже, между двумя Хельмами кое-какая разница все-таки имеется.
Лапша с фасолью пахла так аппетитно, что Шлемиля больше уговаривать не пришлось. Он сел за стол и, пока ел, разговаривал с детьми.
- Дорогие детки, я живу в доме, который точь-в-точь такой, как этот. У меня есть жена и она с вашей матерью – одно лицо. Вы с моими детьми похожи капля в каплю.
Младшие дети засмеялись, старшие - заплакали.
Госпожа Шлемиль сказала:
- Мало того, что и так Шлемиль, он еще и спятил. Что мне теперь делать? Я не смогу, уходя на базар, оставлять на него детей. Кто знает, кто знает, что безумцу взбредет в темя? – Обхватила голову руками и завопила: - Господи, что я сделала, чем заслужила такое?
Она все же постелила Шлемилю чистую постель, и хотя он днем прикорнул у кузницы, едва голова его коснулась подушки, он тут же провалился в сон и вскоре уже громко храпел. Ему снова снилось, что он царь Хельма и жена его. Царица, напекла ему полную миску блинов. И с сыром, и с голубикой, и с вишней, все они посыпаны сахаром с корицей и плавают в сметане. Шлемиль съел двадцать блинов зараз, а остатки спрятал в корону – на потом.
Утром. Когда Шлемиль проснулся, в доме было полно народу. Госпожа Шлемиль – глаза ее окосели от слез – стояла в толпе. Шлемиль собрался было выбранить жену за то. что она привела в дом столько чужих людей, но потом вспомнил . что он и сам здесь чужой. Дома бы он встал, умылся, оделся теперь же в присутствии этих людей он не знал, как себя вести. Он принялся чесать в затылке и теребить бороду, как делал всегда, когда смущался. Наконец. преодолев смущение, он решил встать. Откинул одеяло и спустил босые ноги на пол.
- Не дайте ему убежать! – закричала госпожа Шлемиль. – Он уйдет, и кто я буду – брошенная жена без Шлемиля.
И тут вмешался Борух, пекарь.
- Давайте отведем его к старейшинам. Они придумают, что делать.
- Правильно! Давайте отведем его к старейшинам, - согласились все.
Шлемиль пытался возразить. Сто. Поскольку живет в Хельме Первом, здешние старейшины над ним никакой власти не имеют, но молодые мужчины надели на него штаны, башмаки, пальто и шляпу и отвели его в дом Гронама Вола. Старейшины, уже прослышавшие о случившимся, собрались там с утра пораньше, чтобы решить, как надлежит поступить.
Когда толпа ввалилась в дом, Тупица Лекиш как раз говорил:
- А что, если и впрямь имеется два Хельма?
- Если есть два, то почему бы не быть трем, четырем или даже сотне Хельмов? – перебил его Сендер Осел.
- И даже если есть сто Хельмов, разве обязательно в каждом из них должно быть по Шлемилю? - вставил Шмендрик Олух.
Гронам Вол, глава всех старейшин, выслушал все доводы, но еще не собрался с мыслями. Однако лоб его избороздили глубокие морщины, а это означало, что он глубоко задумался.
Расспрашивал Шлемиля сам Гронам Вол. Шлемиль рассказал обо всем, что с ним произошло, и когда закончил, Гронам спросил:
- Ты меня узнаешь?
- Конечно. Вы – Гронам Вол.
- И в вашем Хельме тоже есть Гронам Вол?
- Да, есть там Гронам Вол и он с вами – одно лицо.
- А не может быть. Что ты развернулся и вернулся в Хельм? – осведомился Гронам.
- Зачем мне было разворачиваться? Я не ветряная мельница, - ответил Шлемиль.
- Раз так, значит, ты не муж госпожи Шлемиль?
- Нет, не муж.
- Значит, муж госпожи Шлемиль, настоящий Шлемиль, ушел в тот день, когда появился ты.
- Похоже, что так.
- Раз так, то он, возможно, вернется.
- Возможно.
- Раз так, тебе надлежит дождаться его возвращения. Тогда мы и поймем, кто из вас кто.
- Уважаемые старейшины, мой Шлемиль уже вернулся! – завопила госпожа Шлемиль. – Два Шлемиля мне не нужны. Одного более чем достаточно.
- Кем бы он ни был, пока все не разъяснится, он не может жить в твоем доме, - настаивал Гронам.
- А где же мне жить? – спросил Шлемиль.
- В богадельне.
-Что мне делать в богадельне?
- А что ты делаешь дома?
- Боже милостивей, а кто же буде присматривать за детьми, когда я пойду на базар? – зарыдала госпожа Шлемиль. – Да и муж мне нужен. Лучше уж хоть Шлемиль, ем вообще никакого мужа.
- Разе мы виноваты. Что твой муж тебя бросил и отправился в Варшаву? - сказал Гронам. - Подожди, пока он вернется домой.
Госпожа Шлемиль горько плакала, и дети тоже плакали. Шлемиль сказал:
- Как странно. .. Моя жена всегда меня бранила. Дети огрызались. А эта чужая женщина и чужие дети хотят, чтобы я жил вместе с ними. Сдается мне, Хельм Второй будет получше Хельма Первого.
- Погодите, я кое-что придумал, - перебил его Гронам.
- И что же ты придумал? – поинтересовался Зайнвл Остолоп.
- Раз мы решили оправить Шлемиля в богадельню, городу придутся нанять кого-то, кто будет присматривать за детьми госпожи Шлемиль, чтобы она могла уходить на базар. Так почему бы нам не нанять Шлемиля? Да, он не муж госпожи Шлемиль и не отец ее детей. Но он так похож на настоящего Шлемиля. Что дети будут чувствовать себя с ним. Как с родным отцом.
- Замечательная идея! – воскликнул Файвл Бестолочь.
- Разве что царь Соломон мог бы найти такое мудрое решение, -согласился Трейтл Дурачина.
- Столь умный ход могли придумать только у нас в Хельме, -вторил им Шмендрик Олух.
- Сколько же ты хочешь получать за то, что будешь присматривать за детьми госпожи Шлемиль?- спросил Гронам.
Шлемиль так растерялся. Что ответил не сразу.
- Три гроша в день, - сказал он .
- Идиот, кретин, болван! – крикнула госпожа Шлемиль. – Что такое нынче три гроша? Меньше чем за шесть не соглашайся. – Она бросилась к Шлемилю и ущипнула его за руку. Шлемиль вздрогнул и заорал:
- Она щиплется ну прямо как моя жена!
Старейшины посовещались между собой. В средствах город был ограничен. Наконец Гронам Вол объявил:
- Три гроша, может, и слишком мало, но шесть грошей – это определенно слишком много, особенно для чужака. Мы пойдем на компромисс и будем платить тебе по пять грошей в день. Шлемиль, ты согласен?
- Да, только скажите, надолго ли эта работа?
- Пока настоящий Шлемиль домой не вернется.
Решение Гронама скоро стало известно всему Хельму, и жители восхищались мудростью Гронама и старейшин города.
Поначалу Шлемиль пробовал оставлять себе пять грошей, которые платил ему город.
- Раз я не вой муж, значит, не должен тебя обеспечивать, - сказал он госпоже Шлемиль.
- В таком случае. Раз я не твоя жена, я не должна тебя кормить, штопать тебе носки и чинить тебе одежду.
Поэтому Шлемиль конечно же, стал отдавать заработанное ей. Впервые госпожа Шлемиль получала от Шлемиля хоть какие-то деньги на хозяйство. Теперь. Когда она бывала в хорошем настроении, госпожа Шлемиль говорила ему:
- Жаль, что тебе не пришло в голову отправится в Варшаву десять лет тому назад.
- Неужели ты никогда не скучаешь по мужу? - спрашивал ее Шлемиль.
- А ты-то? По жене не скучаешь? - спрашивала в ответ госпожа Шлемиль.
И оба признавали. Что их вполне устраивает нынешнее положение дел.
Шли годы. Никакой Шлемиль в Хельм так и не вернулся. Старейшины находили этому множество объяснений. Зайнвл Остолоп был убежден. Что Шлемиль перебрался через Черные горы и был съеден заживо обитающими там людоедами. Тупица Лекиш считал, что Шлемиль скорее всего попал в замок Всмодея, где его заставили жениться на дьяволице. Шмендрих Олух пришел к выводу, что Шлемиль забрел на край света, откуда и свалился. Было и множество других предположений: например, про то, что настоящий Шлемиль потерял память и попросту забыл, что он Шлемиль. Случается и такое.
Гронам не хотел навязывать другим людям свое мнение, однако он был убежден, что Шлемиль попал в другой Хельм, где живет точно так же, как тот Шлемиль, что оказался в их городе. Его наняла местная община, он смотрит за детьми другой госпожи Шлемиль и получает пять грошей в день.

Что же до самого Шлемиля, то он уж и не знал, что думать. Дети подрастали, еще немного времени – и он и сами смогут о себе заботится. Иногда Шлемиль сидел и думал: где же другой Шлемиль? Когда он вернется домой? Что поделывает моя настоящая жена? Ждет ли она меня или завела себе другого Шлемиля? Но найти ответы на эти вопросы он не мог.
Порой у Шлемиля по-прежнему возникало желание отправится попутешествовать, но он никак не мог заставить себя отправиться в путь. Что толку пускаться в дорогу, которая ведет в никуда? Часто, когда он сидел в одиночестве и размышлял о странностях мира, мысли его начинали путаться и он тихонько напевал себе под нос:

Все, кто Хельм покидает,
В Хельм попадают.
Те, кто в Хельме остался,
В нем пребывают.
Все дороги ведут в Хельм.
И весь мир – огромный Хельм.

Категория: Город, место, путешествие | Добавил: yu (2006-07-27)
Просмотров: 621