Приветствую Вас Читатель | RSS

LAB for madrichim

Четверг, 2018-12-13, 10:36 AM
Главная » Статьи » Тематические материалы » Разное

Поиски и находки

Бейт-Мидраш "Поиски и Находки"

...шёл-шёл - не находил, а потом прошёл по тому же месту и нашёл....

...на современном иврите слово "реальность" - "мециут", корень "маца" – означает «нашёл, находка»... это пошло от Рамбама, а раньше вообще слова не было. Нет на иврите слова "существование", "реальность", с чем и столкнулась еврейская философия (Рамбам), то есть нет слова, обозначающего то, что есть. "йеш" - скорее обладание, но не существование. Как сказать, что Б-г существует? Взяли кальку с арабского и получили глагол "нимца" - находится, "основа основ.... есть первая находка..."
странное отношение к реальности - что-то, что и есть, не существует, а именно находится...

Такая реальность, которая находка, вернее реальности нету, а есть находка...
Согласно рабби Моше бен Маймону (Рамбам), существует только то, что постоянно "находится "

1. Из книжки про длинную дорог в город

«...Завернулись в пледы – в квартире тоже было холодно – и стали играть в короля и королеву в изгнании. "Как называется наше королевство?" – спросил Лёва. "У нас не королевство, а царство. ВЕЛИКОЕ ЗАСАМБАТИОНСКОЕ ЦАРСТВО", – сказала принцесса.
– Расскажи, – попросил Лёва.
– Я расскажу, а ты нарисуй.

1.Жил был один мудрец.
2.И узнал он при помощи своей мудрости, что за тридевять земель, за рекой Самбатион, живут припеваючи в собственном государстве десять из колен Израиля, которых все считают пропавшими без вести.
3. И отправил туда гонца с письмом.
4. Вернулся гонец, и рассказал. Живут там эти люди, нет у них ни в чём недостатка, а есть свой Иерусалим, который они построили себе взамен того, который не нашли.
5. А река Самбатион день и ночь полыхает огнём, так что нельзя к ней даже приблизиться. А на Субботу она успокаивается, и тогда можно перейти на другой берег.
А эти люди вовсе не знают, где и когда они находятся, и никогда не выходят за эту огненную реку.
6. Услышал всё это мудрец, собрался и отправился в путь за тридевять земель, к реке Самбатион. Взял мешок зелёных яблок, и отправился.
7. Так и путешествует по сей день.

– А, может, они тоже специально потерялись? Как мы с тобой? – спросил Лёва принцессу.
– А разве мы специально потерялись?»

2. Мартин Бубер, «Хасидские предания»

Внук рабби Баруха Иехиэль как-то играл с одним мальчиком в прятки. Он хорошо спрятался и ждал, покуда приятель его найдёт. Подождав довольно долго, он вылез из своего укрытия, но другого мальчика нигде не было видно. Иехиэль понял, что тот не искал его с самого начала. Заплакав, он побежал к деду и пожаловался на своего товарища. И тогда на глазах рабби Баруха выступили слёзы, и он сказал: «Бог говорит то же самое: «Я укрылся, но никто не хочет искать Меня».

3. Вавилонский талмуд, Бава Мециа, 21,а,б
Нечаянное отчаяние :

Абайе сказал: не является отчаянием.
Рава сказал: является отчаянием.
Если разбирается потеря предмета, обладающего признаком, никто не спорит, что в этом случае неправильно говорить об отчаянии.. Хоть мы и слышали, что потерявший отчаялся в конечном счёте, всё равно это не считается отчаянием. Даже если попала вещь к кому в руки, она и в его руках не меняет принадлежность — он ведь думает, мол, у этой вещи есть признак, по этому признаку я получу её обратно.
Если же мы говорим о потере в приливе моря или в разливе реки, Тора отрывает вещь от привязанности, несмотря на то, что эта вещь обладает признаком. Нам ещё предстоит вернуться к этому в дальнейшем.
Расходятся же они в случае отсутствия признаков.
«Абайе сказал: не является отчаянием» — ведь тот не заметил, что он что-то потерял. А «Рава сказал: является отчаянием» — когда тот замечает, что он что-то потерял, отчаивается: мол, у этой вещи нет признака, —можно сказать, что он отчаялся с этого момента.
— Вот послушай: рассмотрим случай «плоды россыпью» — тот ведь не заметил, что он что-то потерял!
— Но ведь сказал же рав Уква бар-Хама: там речь идёт о засыпании урожая, т.е. об осознанной потере.
— Вот послушай: рассмотрим случай денег вразброс: нашёл — взял себе. А почему, собственно? Тот же не заметил, что он что-то потерял!
— Сказал же рабби Ицхак по другому поводу: «у людей есть привычка время от времени совать руку в карман», — так и в нашем случае: у людей есть привычка время от времени совать руку в карман.
— Вот послушай: рассмотрим брикеты фигни или караваи пекаря: нашёл — взял себе. А почему, собственно? Тот же не заметил, что он что-то потерял!
— Там то же самое: оно ведь тяжёлое — ещё как заметит!
— Вот послушай: рассмотрим пурпурные нити: нашёл — взял себе. А почему, собственно? Тот же не заметил, что он что-то потерял!
— Там то же самое: они весьма ценны, и тот их ощупывает время от времени — вроде того, что говорил рабби Ицхак.
— Вот послушай: рассмотрим ситуацию: «нашедший деньги в синагоге, или в доме учения, или в любом многолюдном месте — берёт их себе», ибо владельцы отчаиваются. Тот же не заметил, что он что-то потерял!
— Сказал же рабби Ицхак: «у людей есть привычка время от времени совать руку в карман».
— Вот послушай: «с какого момента всем дозволено подбирать ? После того как нищие подобрали». Мы занимались определением, кто называется нищим. Рабби Йоханан сказал: это старики, которые ходят, опираясь на посох. А Реш Лакиш сказал: это те, кто подбирает в последнюю очередь. А почему, собственно? Пусть местные нищие отчаялись — так ведь есть нищие в других местах, они-то ещё не отчаялись!
— Раз здесь есть бедные, тамошние с самого начала отчаялись. И ещё: тамошние там и подбирают.
— Вот послушай: рассмотрим такой случай: «фиговины , валяющиеся у дороги, даже возле фигосушильни, а также фиговое дерево, наклонившееся к дороге: нашёл под ними фиги — взять их не считается воровством, и от них не нужно отделять десятину. Но с маслинами и рожками так нельзя». Положим, начало не противоречит Абайе — они весьма ценны, и тот их ощупывает, а кроме того, тот знает, что фигам свойственно опадать. А вот с концом у Равы проблема: мишна говорит «с маслинами и рожками так нельзя»!
— Рабби Абау сказал: маслина — другое дело, она своим видом представляет себя, и хотя известно, что маслинам свойственно опадать, всё же находящееся в чьём-то месте ему и принадлежит.
— Но тогда и с началом проблема!
— Рав Паппа говорит: упавшая фига теряет всякую ценность .
— Вот послушай: разберём случай: «вор, укравший у одного и отдавший другому; разбойник, отнявший у одного и отдавший другому; Иордан, унёсший у одного и отдавший другому» — «что взял, то взял, а что отдал, то отдал». Положим, в ситуации с разбойником и Иорданом тот видит их и поэтому отчаивается; а разве вора он видит? С чего бы ему отчаиваться?
— А рав Паппа разъяснил, что речь идёт о вооружённом грабителе.
— Но тогда это то же, что разбойник!
— Это два вида разбойников.
— Вот послушай: «Река смыла чьё-то жилище, чьи-то брёвна и камни, и они оказались в чужом наделе: нашёл — взял себе», ибо владелец отчаивается. Почему? Потому что владелец отчаялся, а так вообще-то нет!
— Мы что сейчас разбираем? Мы разбираем ситуацию, когда тот может что-то спасти.
— Тогда уж приведи конец: «Если владелец гнался за ними — должен возвратить». Если речь идёт о ситуации, когда тот может что-то спасти, почему обязательно гнался? А хоть бы и не гнался!
— Мы что сейчас разбираем? Мы разбираем ситуацию, когда тот с трудом может что-то спасти. Гонится — значит, не отчаялся, не гонится — стало быть, отчаялся.

4. Мартин Бубер

Я закончу эту главу старой шуткой, которую рассказывал раби Ханох.
- Жил некогда человек, который был очень глуп. Когда он вставал по утрам, ему было так трудно найти свою одежду, что по вечерам при мысли о волнениях, предстоящих ему при пробуждении – он колебался, стоит ли ложиться спать. Однажды вечером он наконец сделал над собой усилие, взял бумагу и карандаш и, раздеваясь, записал все в точности, куда он что положил. На следующее утро, очень довольный собой, он взял свою записку в руки и прочел: «Шапка» - вот она, и одел ее на голову; «Брюки» - вот они лежат, и он влез в них; и т.д., пока полностью не оделся. «Все это прекрасно, но где же теперь я сам? – спросил он в сильнейшем испуге. – Где же, в конце концов, я?» Он искал и искал, но поиски были тщетны; он никак не мог найти самого себя. «Так обстоит дело и с нами», - заключал свой рассказ раби.

5. О ЦАРСКОМ СЫНЕ И ДОЧЕРИ ИМПЕРАТОРА (начало сказки рабби Нахмана)

Жил-был император, у которого не было детей, и один царь, у которого тоже не было детей. И отправился император бродить по белу свету и искать какой-нибудь совет или лекарство, чтобы родить детей. Также и царь отправился в путь, и тоже за тем же. И вот свел их случай на одном постоялом дворе. И они не знали друг друга. И признал император царя по царским манерам, и царь так же признал императора. И спросил император царя, кто он, и тот ему сказал. Также и царь спросил императора, и тот сказал ему. И признались друг другу, по какой нужде бродят по свету. И вот связали они себя договором, что если они вернутся домой и родятся у одного сын, а у другого дочь, то, как только достигнут дети того возраста, что можно женить, поженят их друг на друге. И вот поехал император домой и родилась у него дочь. И поехал царь домой, и у него родился сын. И забыли оба про тот договор.
А потом послал император дочь учиться, и царь также послал сына. И вышло так, что попали они к одному учителю, и полюбили очень друг друга, и договорились пожениться. И достал царский сын кольцо, и одел ей на руку, так они и обручились. Потом послал император за дочерью и доставили
ее домой. Также и царь послал за сыном, и его доставили домой. И стали говорить о сватовстве, а дочь императора не хотела ни о каком сватовстве даже слушать, ведь они были помолвлены. А сын царя очень тосковал по ней. И дочь императора тоже все время грустила и печальна была, и бывало, водил император ее по великолепным дворам и дворцам его, стараясь развеять ее печаль, и несмотря на все эти красоты и великолепие, была она неизменно печальна. И так же царский сын тосковал по ней, что от тоски заболел. А как спрашивали у него, отчего он хворает, не хотел говорить. Тогда сказали его слуге: "Авось, ты сумеешь выведать у него?" И сказал слуга, что он уже знает, ведь его слуга был всегда при нем, когда тот ездил учиться. И он рассказал им, в чем дело. И тогда только вспомнил царь, что обручил своего сына в тот день, когда встретился с императором. И пошел и написал императору письмо, что со своей стороны он готов к свадьбе, как и было прежде у них условлено. Не хотелось императору, однако делать нечего, и никак нельзя отказать, и ответил царю, чтобы прислал к нему сына, и он посмотрит, сможет ли тот управлять государством, и уж тогда отдаст за него дочь. И вот отправил царь к нему сына. Усадил его император в комнате и передал ему государственные бумаги — посмотреть, сможет ли тот управлять государством. А царский сын очень тосковал и жаждал ее видеть, но никак не мог. И вот однажды проходил он во дворце мимо зеркальной стены, и увидел ее в зеркале. Подкосились его ноги, и упал без чувств, а она бросилась к нему, привела его в чувство, и рассказала ему все, что не хочет, чтобы сватали ее, так как обручена с ним и предназначена только ему. И он сказал:
— Что же делать? Отец твой не хочет меня. Ответила:
— Даже несмотря на это!...
А потом они обговорили все и решили вместе убежать к морю. Так и сделали: наняли корабль и вышли в море.. Плыли они какое-то время по морю, а потом захотели сойти на берег. И приблизились к берегу, и сошли на берег. А там был лес. Вошли в него. Там сняла дочь императора кольцо и отдала ему. И пошла, и прилегла.

Через некоторое время видит царский сын, что она уже встает, и положил кольцо рядом с ней. Потом собрались, пошли на корабль, а по пути вспомнили, что забыли кольцо. И послала она его за кольцом. Пошел он туда, но никак не мог найти то место, где они были. Так он переходил с места на место, и никак не мог найти кольцо. И пошел дальше и потерял направление, и пошел еще и понял, что окончательно заблудился. А потом он увидел какую-то дорогу и пошел по ней, и вышел в населенное место. И не было у него никакого занятия. Сделался он там слугой.
А она тоже пошла на поиски его, и тоже заблудилась. И решила вернуться к морю и быть там. И вышла к берегу моря, и там были деревья с плодами. Так она стала жить: днем ходила к морю — авось, проплывет кто, и питалась плодами, а ночью забиралась на дерево, чтобы не напали дикие звери.

6. Из Песни Песней

Песнь Песней 2
17 Пока не подул [прохладой] день и не исчезли тени - повернись, уподобь себя, любимый, оленю или молодой лани на расщелинах гор.

Песнь Песней 3
1 На моем ложе ночами я искала того, кого полюбила моя душа, искала его и не нашла. 2 Встану и пройду по городу, По переулкам и улицам, буду искать [того], кого полюбила моя душа; искала я его и не нашла. 3 Нашли меня стражники, обходящие город, -- Того, кого полюбила моя душа, вы не видели? 4 Только прошла мимо них, - нашла того, кого полюбила моя душа, схватила его и не отпущу, пока не приведу его в дом моей матери, в комнату родившей меня. 5 Заклинаю вас, дочери Иерусалима, оленями или ланями полевыми не будите и не пробуждайте любовь, пока [она сама] не захочет.

Песнь Песней 6
1 — Куда пошел твой друг, прекраснейшая из женщин, куда направился твой друг? [Скажи,] и мы будем искать его с тобой. 2 — Мой друг спустился в свой сад, к насаждениям бальзамовых [деревьев], чтобы пасти в садах и собирать лилии.

Песнь Песней 7
1 — Вернись, вернись, шуламитянка, вернись, вернись, и увидим тебя. — Что вам смотреть на шуламитянку, как на хоровод, который водят два лагеря?

Песнь Песней 8
13 — Живущая в садах, друзья внимают твоему голосу, дай мне услышать его.
14 — Беги, друг мой, уподобь себя оленю или олененку на горах благовоний.

7. Из «Алисы в стране чудес»

Наконец, Мышь, которая кажется пользовалась у них влиянием, призвала:" Садитесь все и слушайте! У меня вы быстро обсохнете! "
Они тут же уселись в большой круг, с мышью посередине. Алиса с волнением уставилась на нее, так как чувствовала, что схватит сильную простуду, если не обсохнет как можно скорее. - Мгм! - солидно сказала Мышь. - Все готовы? Это самая иссушающая вещица, которую я знаю. Тихо все, пожалуйста! Сейчас я устрою вам великую сушь...
"...Итак, Вильгельм Завоеватель, чьи деяния были одобрены и поощряемы лично римским папой, был скоро призван народом Британии, испытывавшим недостаток в подлинных вождях и издавна привыкшим к узурпациям и иноземному гнёту. Эдвин и Моркар, графы Мерсии и Нортумбрии... "

- Фрр! - сказал Попугай Ара с дрожью.
- Прошу прощения, - сказала Мышь, нахмурясь, но очень вежливо. - Вы что - то сказали?
- Это не я! - смутился Попугай Ара.
- Какая жалость! А я-то думала, вы - сказала Мышь. - Я продолжаю.
"Эдвин и Моркар, графы Мерсии и Нортумбрии, присягнули ему, и даже Стиганд, верный интересам родины архиепископ Кентерберийский, нашел это целесообразным... "

- Нашел ЧТО? - оживился Утенок.

- Нашел ЭТО, - ответила Мышь с некоторым раздражением, - и вам, надеюсь, известно, что значит "это".

- Конечно, известно, когда ЭТО нахожу я, - сказал Утёнок. - Обычно ЭТО лягушка или червяк. Вопрос в том, что нашел архиепископ?

Мышь сделала вид, что не слышала этого вопроса и быстро продолжила.
"... нашел это целесообразным и отправился с Эдгаром Ателингом, чтобы встретить Вильгельма, а затем просил последнего венчаться на царство. Поведение Вильгельма на первых порах было достаточно здравым. Однако оскорбительное высокомерие сопровождавших его норманнов..." Как вы теперь себя чувствуете, милочка? - спросила она повернувшись к Алисе. - Сыро как никогда, - ответила Алиса меланхолично. - Похоже меня это совсем не сушит.

8. Из «Алисы в стране чудес»

- Это, верно, тот самый лес, - размышляла она, - где нет никаких имен и
названий. Интересно, неужели я тоже потеряю свое имя? Мне бы этого
не хотелось! Если я останусь без имени, мне тотчас дадут другое, и
наверняка какое-нибудь ужасное! А я примусь разыскивать того, кто подобрал
мое старое имя. Вот будет смешно! Дам объявление в газету, будто я
потеряла собаку: "Потеряно имя по кличке...", тут, конечно, будет
пропуск... "На шее медный ошейник". И всех, кого ни встречу, буду
окликать: "Алиса!" - вдруг кто-нибудь отзовется. Только вряд ли... Разве
что по глупости...
Так, беседуя сама с собой, она незаметно дошла до леса; там было
сумрачно и прохладно.
- По крайней мере, - подумала Алиса, ступив под деревья, - приятно
немножко освежиться в этом... как его? Ну, как же он называется?.. - Она
с удивлением заметила, что никак не может вспомнить нужного слова. - Когда
спрячешься под... ну, как же их?.. под... этими... - Она погладила
дерево по стволу. - Интересно, как они называются? А может, никак? Да,
конечно, никак не называются!
С минуту она стояла в глубокой задумчивости, а потом вдруг сказала:
- Значит, все-таки это случилось! Кто же я теперь? Я должна
вспомнить! Во что бы то ни стало должна!
Но как она ни старалась, ничего у нее не выходило. Она всячески ломала
себе голову, но вспомнить свое имя не могла.
- Помню только, что там есть Л... - сказала она, наконец. - Ну,
конечно, оно начинается с Л...
Тут из-за дерева вышла Лань. Она взглянула на Алису огромными грустными
глазами, но ничуть не испугалась.
- Тпрушеньки! Тпрушеньки! - сказала Алиса и протянула руку, чтобы ее
погладить. Лань прянула в сторону, но не убежала, а остановилась, глядя на
Алису.
- Как тебя зовут? - спросила Лань.
У нее был мягкий и нежный голос.
- Если б я только знала! - подумала бедная Алиса.
Вслух она грустно промолвила:
- Пока никак...
- Постарайся вспомнить, - сказала Лань. - Так нельзя...
Алиса постаралась, но все было бесполезно.
- Скажите, а как вас зовут? - робко спросила она. - Вдруг это мне
поможет...
- Отойдем немного, - сказала Лань. - Здесь мне не вспомнить...
Алиса нежно обняла Лань за мягкую шею, и они вместе пошли через лес.
Наконец, они вышли на другую поляну; Лань взвилась в воздух и сбросила с
себя руку Алисы.
- Я Лань! - закричала она радостно. - А ты - человечий детеныш!
Тут в ее прекрасных карих глазах мелькнула тревога, и она умчалась
прочь.
Алиса долго смотрела ей вслед; слезы навертывались ей на глаза при
мысли, что она так внезапно потеряла свою милую спутницу.
- Ну, что ж, - сказала она, наконец. - Зато теперь я знаю, как меня
зовут. И то хорошо... Алиса... Алиса... Больше уж ни за что не забуду...
Посмотрю-ка я на эти указатели. Интересно, куда мне теперь идти?
На этот вопрос ответить было нетрудно: через лес вела только одна
дорога, и обе стрелки указывали на нее.
- Дойду до развилки, - подумала Алиса, - тогда и решу. Ведь там им
придется указывать в разные стороны.
Напрасно она на это надеялась! Она все шла и шла по дороге, но и на
развилках стрелки неизменно указывали в одну сторону.

Категория: Разное | Добавил: yu (2006-07-27)
Просмотров: 655